VI [глава]

Современная теория ракет и реактивных приборов в значительной степени опирается на формулы и законы, данные Циолковским. Его исследования по теории реактивного движения написаны с широким размахом и необычайным взлётом научной фантазии.

Вот некоторые из мыслей Константина Эдуардовича о ракетных полётах: «Сначала можно летать на ракете вокруг земли, затем можно описать тот или иной путь относительно солнца, достигнуть желаемой планеты, приблизиться или удалиться от солнца, упасть на него или уйти совсем, сделавшись кометой, блуждающей многие тысячи лет во мраке среди звезд, до приближения к одной из них, которая сделается для путешественников или их потомков новым солнцем. Человечество образует ряд межпланетных баз вокруг солнца, использовав в качестве материала для них блуждающие в пространстве астероиды (маленькие планеты, которые в большом числе имеются в нашей солнечной системе). Реактивные приборы завоюют людям беспредельные пространства и дадут солнечную энергию, в два миллиарда раз большую, чем та, которую человечество имеет на земле».

Вот план завоевания мировых пространств, который наметил К. Э. Циолковский: «Обыкновенно идут от известного к неизвестному: от швейной иголки к швейной машине, от ножа к мясорубке, от молотильных цепов к молотилке, от коляски к автомобилю, от лодки к кораблю. Так и мы думаем перейти от аэроплана к реактивному прибору — для завоевания солнечной системы. Мы уже говорили, что ракета, летя сначала неизбежно в воздухе, должна иметь некоторые черты аэроплана. Но мы уже доказывали, что в нём непригодны колеса, воздушные винты, мотор, проницаемость помещения для газов, обременительны крылья. Всё это мешает ему получить скорость, большую 200 м/сек, или 720 км/час. Самолёт не будет пригоден для целей воздушного транспорта, но постепенно станет пригоден для космических путешествий. Разве и сейчас аэроплан, летя на высоте 12 км не одолевает уже 70—80% всей атмосферы и не приближается к сфере чистого эфира, окружающего Землю. Поможем же ему достигнуть большего. Вот грубые ступени развития и преобразования аэропланного дела для достижения высших целей.

1. Устраивается ракетный самолёт с крыльями и обыкновенными органами управления. Но бензиновый мотор заменен взрывной трубой, куда слабосильным двигателем накачиваются взрывные вещества. Воздушного винта нет. Есть запас взрывных материалов и остаётся помещение для пилота, закрытое чем-нибудь прозрачным для защиты от встречного ветра, так как скорость такого аппарата больше аэропланной. Этот прибор от реактивного действия взрывания покатится на полозьях по смазанным рельсам (ввиду небольшой скорости могут остаться колеса). Затем поднимется на воздух, достигнет максимума скорости, потеряет весь запас взрывчатых веществ и, облегчённый, начнет планировать как обыкновенный или безмоторный аэроплан, чтобы безопасно спуститься на сушу. Количество взрывчатых веществ и силу взрывания надо понемногу увеличивать, также максимальную скорость, дальность, а главное — высоту полёта. Ввиду проницаемости для воздуха человеческого помещения в самолёте, высота, конечно, не может быть больше известной рекордной высоты. Достаточно и 5 километров. Цель этих опытов — уменье управлять аэропланом (при значительной скорости движения взрывной трубы) и планированием.

2. Крылья последующих самолётов надо понемногу уменьшать, силу мотора и скорость увеличивать. Придётся прибегнуть к получению предварительной, до взрывания, скорости с помощью описанных ранее средств.

3. Корпус дальнейших аэропланов следует делать непроницаемым для газов и наполненным кислородом, с приборами, поглощающими углекислый газ, аммиак и другие продукты выделения человека. Цель — достигать любого разрежения воздуха. Высота может много превосходить 12 км. В силу большой скорости при спуске для безопасности его можно делать на воду. Непроницаемость корпуса не даёт ракете потонуть.

4. Принимаются описанные мною рули, действующие отлично в пустоте и в очень разреженном воздухе, куда залетает снаряд. Пускается в ход бескрыльный аэроплан, сдвоенный или строенный, надутый кислородом, герметически закрытый, хорошо планирующий. Он требует для поднятия на воздух большой предварительной скорости и, стало быть, усовершенствования приспособлений для разбега. Прибавочная скорость даст ему возможность подниматься всё выше и выше. Центробежная сила может уже проявить своё действие и уменьшить работу движения.

5. Скорость достигнет 8 км/сек, центробежная сила вполне уничтожает тяжесть, и ракета впервые заходит за пределы атмосферы. Полетав там, насколько хватает кислорода и пищи, она спирально возвращается на Землю, тормозя себя воздухом и планируя без взрыва.

6. После этого можно употребить корпус простой, не сдвоенный. Полёты за атмосферу повторяются. Реактивные приборы всё более и более удаляются от воздушной оболочки Земли и пребывают в эфире всё дольше и дольше. Всё же они возвращаются, так как имеют ограниченный запас пищи и кислорода.

7. Делаются попытки избавиться от углекислого газа и других человеческих выделений с помощью подобранных мелкорослых растений, дающих в то же время питательные вещества. Над этим много работают и медленно, но всё же достигают успеха.

8. Устраиваются эфирные скафандры (одежда) для безопасного выхода из ракеты в эфир.

9. Для получения кислорода, пищи и очищения ракетного воздуха придумывают особые помещения для растений. Всё это в сложенном виде уносится ракетами в эфир и там раскладывается и соединяется. Человек достигает большой независимости от Земли, так как добывает средства жизни самостоятельно.

10. Вокруг Земли устраиваются обширные поселения.

11. Используют солнечную энергию не только для питания и удобства жизни (комфорта), но и для перемещения по всей солнечной системе.

12. Основывают колонии в поясе астероидов и других местах солнечной системы, где только находят небольшие небесные тела.

13. Развивается промышленность, и увеличивается число колоний.

14. Достигается индивидуальное (личности, отдельного человека) и общественное (социалистическое) совершенство».

Как легко видеть из огромного идейного богатства работ Циолковского, который последовательно и систематически, в течение более 35 лет, разрабатывал наиболее важные проблемы теории и техники реактивного движения, что, конечно, ему принадлежит бесспорный приоритет в основании новой науки — ракетодинамики. Начиная с 1903 года в печати систематически появляются статьи и книги Циолковского по ракегодинамике.

Изучая эти исследования и сравнивая их с более поздними заграничными работами, всякий непредубеждённый читатель может легко проверить, что именно в России были созданы теоретические основы расчёта движений всех реактивных аппаратов и что Циолковский, зачинатель новой научной дисциплины, дал ракетодинамике тот необычайный размах и глубину заключений, которые характерны для больших произведений человеческого ума.

Во всех статьях Циолковского по ракетной технике видна самостоятельная, оригинальная исследовательская работа; статьи написаны доступным языком и математические расчёты служат только для логических выводов и заключений, нигде не затемняя технических идей, сформулированных ясно и чётко. Как во всяком бессмертном творении, для которого проверка временем только выявляет величие и прогрессивность идей, в работах Циолковского всякий внимательный читатель увидит еще ту замечательную простоту суждений и высокую мудрость проникновения в закономерности природы, которые свойственны классическим сочинениям.

И тем не менее работы Циолковского, написанные до Великой Октябрьской социалистической революции, постигла судьба многих открытий и изобретений, сделанных в царской России. Разные авторы разных стран, частями и целиком начали присваивать идеи Циолковского. В 1913 году во Франции появилась работа инженера Эсно-Пельтри «Соображения о результатах безграничного уменьшения веса моторов», в которой излагались некоторые формулы ракетодинамики, полученные ранее Циолковским. Но фамилия Циолковского в этой статье даже не упоминалась. В 1919 году профессор Годдар в Америке написал и опубликовал работу по теории прямолинейных движений ракет, где снова была приведена формула Циолковского и поставлена задача об отыскании оптимального режима вертикального подъёма ракеты. Годдар ни одной строчки не посвятил результатам Циолковского, хотя к тому времени вышло в свет три работы Константина Эдуардовича, опубликованных в России, и Годдар широко использовал эти работы. В 1923 году Оберт в Германии широко популяризировал идею космической ракеты и в своей книге «Ракета в космическое пространство» также не счёл нужным привести вычисления и проекты Циолковского, хотя они во многих случаях полностью совпадают с тем, что опубликовал Оберт. Только благодаря широкой кампании в советской прессе и возмущению ряда видных советских учёных Оберт, в частных письмах к Циолковскому, вынужден был признать его приоритет в разработке ракет для космических полётов. Вот выдержки из этих писем: «...я только сожалею, что я не раньше 1925 года услышал о вас. Я был бы, наверное, в моих собственных работах сегодня гораздо дальше и обошёлся бы без тех многих напрасных трудов, зная ваши превосходные работы».

«...Надеюсь, что вы дождётесь исполнения ваших высоких целей. Вы зажгли огонь, и мы не дадим ему погаснуть, но приложим все усилия, чтобы исполнилась величайшая мечта человечества... Мою новую книгу посылаю вам и буду очень рад, если взамен получу ваши последние труды» *.

Характерно отметить, что в третьем издании книги Оберта «Ракета в космическое пространство» (1929 г.) — ссылок на работы Циолковского снова нет и его фамилия лишь упомянута в построчном примечании.

Такое сознательное замалчивание трудов нашего выдающегося учёного, изобретателя и мыслителя продолжается в капиталистических странах до наших дней. Основоположниками теории ракет дальнего действия и космических ракет называют Годдара, Оберта, фон-Брауна и других, сознательно не упоминая имени Циолковского, который полвека тому назад получил основные расчётные формулы и указал ряд выдающихся конструкторских идей для ракет этого типа.

Мы прочли много научно-популярных книг и научно-технических компилятивных трактатов, вышедших за границей в последние 5—6 лет. О том, что русские создали теоретические основы всех реактивных аппаратов задолго до работ заграничных учёных, что русские дали ракетодинамике тот необычайный размах и глубину заключений, которые характерны для бессмертных творений человеческого ума,— об этом все авторы умалчивают.

Но «мы уже не те русские, какими были до 1917 года, и Русь у нас уже не та, и характер у нас не тот. Мы изменились и выросли вместе с теми величайшими преобразованиями, которые в корне изменили облик нашей страны» (Жданов). Мы твёрдо знаем факты истории науки и техники и не позволим принижать творческую самобытность, оригинальность и революционный размах русской науки. Мы знаем правду о вкладе русских учёных в общемировую сокровищницу науки и культуры! Работы знаменитого деятеля русской науки К. Э. Циолковского займут по праву первое место в новой науке современности — ракетодинамике.

Примечания

* Подлинники писем Оберта хранятся в архиве К. Э. Циолковского в Академии наук СССР.