Учёба в Петербурге

УЧЁБА В ПЕТЕРБУРГЕ

Весна 1906 года. Я проходил через вестибюль нашей Санкт-Петербургской Духовной академии*, направляясь из аудитории в рабочую комнату. Шли экзамены. В вестибюле стояли две молодые девушки, видимо вызывали кого-либо из студентов. Я невольно остановился невдалеке от них. Меня поразила особенно одна из них*. Высокая, стройная, в светлом платье, в весенней шляпке, помню, со светло-голубыми цветочками. Мне хорошо запомнилось юное, симпатичное, крайне располагающее лицо. Девушки разговаривали между собою и приятно, по-весеннему улыбались.

Вспоминаю прекрасные слова А.С.Пушкина: «Я помню чудное мгновенье: Передо мной явилась ты, Как мимолётное виденье, Как гений чистой красоты».

Экзамены успешно прошли. Я перешёл на второй курс. Годом раньше я написал реферат по философии на тему «Славянофильство как философское учение пред судом русской критики», которое потом появилось в печати.

После экзаменов мы с Алексеем Фёдоровичем Турутиным достаточно побродили по Петербургу, полюбовались на достопримечательности «Петра творенья», были и в окрестностях. Стояла солнечная, чудная весна. Нас, как волгорей, потянуло на Волгу. Закупили билеты на пароход общества «Русь» каюту второго класса. Студентам давали 40% скидки. Через станцию Бологое выехали на Рыбинск, где и устроились на пароходе верхнего плёса - Рыбинск - Нижний Новгород.

Широкие красивые просторы матушки Волги с её чудными берегами завладели нашим настроением. В Нижнем Новгороде мы походили по городу, который хорошо знал А.Ф Турутин, он в нём некоторое время жил и учился. А потом снова на пароход Нижний - Астрахань до Самары.

В Самаре мы расстались, каждый из нас поехал к своим родным пенатам. Я направился в наши чудные края, на реку Сок. Дома меня ждали дорогие родители, брат Ваня и сестра Маня. «Веня приехал из Петербурга» - это было радостное свиданье, беседы, обмен радостными впечатлениями. Началось приятное каникулярное времяпровождение. Глубоководная река Сок, лодка, купанье, рыбная ловля, охота и пр. Приятно вспомнить эти ласковые, безмятежные годы юности, когда так крепко, вдохновенно работала мысль, так светло, отзывчиво на всё хорошее откликалось сердце. Какие дружеские, содержательные беседы вели мы с милым братом Ваней в нашей уютной летней комнатке. Ложились спать часто на рассвете. Пролетит часто цапля со своим своеобразным курлыканьем. Да это было незабвенное время!

Но летние каникулы заканчивались. Нужно было направляться в Питер, в Академию. Приехал и сдал вступительные экзамены в Академию наш большой и славный друг - Сергей Михайлович Вершинский, с которым я предыдущие девять лет проучился - сначала в Духовном училище, а потом в Самарской Духовной семинарии. Мы с А.Ф.Турутинским прямо-таки заставили его поступить в Академию. Теперь нас стало трое товарищей однокурсников по семинарии: Серёжа, Турус и я. В этот год - осенью 1906 года много священников-самарцев поступило в Академию: Ал. Ан. Казанский, Н.В.Муретов, Крылов о. Ал., Орлов Ф.С. Мы вышеупомянутые трое образовали Самарское Землячество. К нам примкнул, а вернее мы примкнули, к очень милому студенту Стрельникову Алексею Никифоровичу.

Александр Андреевич Казанский, тоже самарец, который переселился в Петербург со всей семьёй, когда осмотрелся, освоился с квартирой, позвал однажды к себе и нас студентов-самарцев. Вероятно, это было глубокой осенью 1906 г. Когда мы пришли Ал. Ан. Знакомит нас со своими племянницами, которые в это время были у него: Ираида Аркадьевна Зла-томрежева и её сестра Таисия Аркадьевна. Каково же было моё крайне приятное изумление, когда в Ираиде Аркадьевне я узнал ту милую, приятную барышню, которую я нечаянно встретил в вестибюле Академии весной 1906 г., когда шли у нас экзамены. Знакомимся. «А я Вас, Ираида Аркадьевна, видел, а поэтому и сразу узнал». «Где? Когда?» Объясняю, где и когда, при каких обстоятельствах эта «безмолвная встреча была». С этого и началось наше такое приятное знакомство, завязалась очень оживлённая, тёплая беседа. Конечно, сейчас уже нельзя восстановить содержание той беседы, но настолько живо, реально я сейчас представляю Ираиду Аркадьевну и всю нашу эту первую встречу, это первое знакомство. А прошло ведь с тех пор больше пятидесяти лет! Да, такие чудные знаменательные моменты, которые ложатся в основу всей жизни, они живут неразрывно с душой, с сердцем, с мыслью, со всем существом твоим.