6 декабря 1959 года.

6 декабря 1959 года.

На решение этой сложной жизненной дилеммы я пригласил в Камышин Раичку. Всесторонне обсудив этот вопрос, решили местом жизни в столь тяжёлое время выбрать Рудню. Мотивы были такие: во-первых, там, наконец, будем жить вместе, квартиру Руднянский исполнительный комитет даёт, а также и отопление, это во-вторых, а родительский комитет приглашал меня преподавателем, обещая питание, это в-третьих. Как будто картина представлялась ясной. В Рудне служил Михаил Николаевич Соловьёв*, прекрасный человек, шурин, за ним была замужем покойная сестра Ираиды Аркадьевны, Наталья Аркадьевна. Значит, была в Рудне родная душа. Надо было действовать. В то время в буквальном смысле слова было очень трудно «вырваться» из учреждения или со службы. Уволиться можно было только по семейным обстоятельствам. Мне пришлось действовать так. Раичку, как зубного врача, я выхлопатывал в Камышинском Уотздраве отпустить в Рудню, так как я там работаю преподавателем в школе, а когда мне это удалось, я стал исхлопатывать своё увольнение из Уотнароба, мотивируя своё заявление тем, что моя семья живёт в Рудне.

Получив временный отпуск, я приехал в Котово. Туда, помнится, были присланы для зубного врача подводы. Уложили свой убогий скарб, и я поехал в Рудню. Путь был новый, может быть и красивый, но его за жизненными хлопотами я не заметил, и не запомнил. Проехали село Красный Яр, что в 12 вёрстах от Рудни, и в сумерки прибыли в Рудню. Под зубного врача РИК’ом был назначен дом фельдшера М. И. Гречанова. Всё было необычно, чуждо. Переночевал. Утром огляделся. Неуютно. Квартира большая, но не ухоженная. В полах много щелей. Дует. А уже осень. Октябрь. Нашёл замазки. Стал промазывать. Немного уладил. Мне нужно было ехать в Камышин, но я заехал в Котово. Помню, пошёл на станцию Ильмень. Вечер. Иду по шоссейке. Небо закрыто тучами. Дождик накрапывает. Остановился. Вгляделся в непроглядную тьму. На сердце неспокойно. Куда я привезу свою семью? Будет ли здесь хоть элементарный покой? Отдохнём ли мы душой с Раичкой и малолетним сыном? Многое думалось, многое и вспоминалось из прежнего, милого, далёкого…