Перейти к основному содержанию

Синицын И.С. Трудовое взросление. Тула: Приокское книжное издательство, 1983 г. 111 с.

Синицын И. С.

С38 Трудовое взросление.– Тула: Приок. кн. изд-во, 1983.–104 с.

20 к. 3000 экз.

Питомник «золотых ребят»

ПИТОМНИК «ЗОЛОТЫХ РЕБЯТ»

«Ты слышал выражение «золотой ребёнок»? Так вот, эта маленькая деревенская школа выпускает таких детей. Её хочется назвать школой хороших человеков. Приезжай. Такого ты ещё не видел. Очерк напишешь, а то и повесть. Места здесь отличные: тургеневская тишь...»

Здравствуй, детхоз!

ЗДРАВСТВУЙ, ДЕТХОЗ!

Мы ждали, какой это вызовет отклик. В эфир ушёл телевизионный рассказ, который открывал явление необычное, но в то же время, может быть, смутно ожидавшееся многими. Рассказ о новаторском решении современных проблем воспитания школьников. Речь шла о сельской восьмилетней школе, что в Уланове, под Медынью, о такой её простой, но необыкновенной жизни, которой, думается, ото всей души аплодировал бы Макаренко. Передачу вёл писатель Сергей Сергеевич Смирнов. Это было в 1970 году.

«Мать пороков» и её подкидыши

«МАТЬ ПОРОКОВ» И ЕЁ ПОДКИДЫШИ

Как и когда ушло из нашей жизни то, что делало детей трудолюбивыми?

Сидят передо мной две классные руководительницы. Одна учительствует в известной московской школе, другая – в селе, где я живу. К обеим у меня один вопрос:

–             Сколько в ваших классах учеников, которые любят трудиться?

Город: – Из сорока трёх... более или менее – шестеро.

Село: – Пятеро из тридцати двух. Есть о чём думать.

«Дома стало никому не интересно»

«ДОМА СТАЛО НИКОМУ НЕ ИНТЕРЕСНО»

Помню, я приехал тогда в Уланово утром. Был июнь. У большинства школьников начались летние каникулы, но на косогорах, на дорожках тут и там появились стайки пионеров, шагавших в сторону школы. Они шли во всём будничном, без книг, без портфелей. А за ними, поспешая, семенили заспанные мальчуганы явно детсадовского ранга. У моста мы сошлись, и я спросил:

–             Что у вас там сегодня, в школе? Ребята глянули дружелюбно.

Коммуна Масоновой и Чистяковых

КОММУНА МАСОНОВОЙ И ЧИСТЯКОВЫХ

Есть люди, чей облик составлен из черт воистину прекрасных и неискажаемых ничем. Их жизнь чиста. В ней столько души и света, и каждая её страница написана сразу набело. Их жизнь светла потому, что светлы и благородны их стремления, которые делают благородным их труд. Они не знают, не хотят знать жизни лёгкой и поэтому не знают жизни пустой. Их волнует всё, к чему надо приложить руки и разум, для них нет на земле ничего постороннего. Люди широкого течения. Люди больших дел и больших радостей.

Уланово было счастливо такими людьми.

Всё, Что Они Могли...

ВСЁ, ЧТО ОНИ МОГЛИ...

Несколько лет я об Улановской школе почти ничего не знал. Слышал, что работать там становилось труднее, что учителя «сбились с ног», но это были самые отрывочные сведения без каких-либо подробностей. Потом как-то приехал из Медыни друг-газетчик, рассказал на бегу:

«Независимо и даже вопреки...»

«НЕЗАВИСИМО И ДАЖЕ ВОПРЕКИ...»

Иногда он присылал мне коротенькие письма. В одном писал:

«Педагогическое наступление в Уланове продолжается, но учителя уже понимают, что нынче всю проблему одной агитацией не решишь. Нужны какие-то новые шаги, которые педагогический успех обеспечивали бы независимо и даже вопреки влиянию тех родителей, которые вольно или невольно калечат своих деточек».

И сделал приписку:

Здравствуй, детхоз!

ЗДРАВСТВУЙ, ДЕТХОЗ!

Сколько же лет я не был в Уланове?

Сошёл с автобуса – всё тут по-новому. Асфальт. Городской павильон у автобусной остановки. Были, помнится, серые избы – стоят голубые дома с весёлыми окнами. Белые кружевные наличники, веранды. В палисадниках – цветы.

Стоят три женщины – кого-то проводили на автобус. Спросил для интереса, где у них школа. Разом откинули свой разговор, отозвались приветливо:

–             О, школа у нас хоро-ошая.