Карпов А. Воспитать хозяина земли

ВОСПИТАТЬ  ХОЗЯИНА  ЗЕМЛИ

Серьёзный, заинтересованный разговор о воспитании подрастающего поколения начат Иваном Синицыным не сегодня. Уже добрый десяток лет его очерки в газетах и журналах, циклы передач по всесоюзному радио о трудовом воспитании детей вызывают горячие отклики и ожесточённые споры, потоки писем в адрес писателя. Этот откровенный, деловой разговор нужен людям. Потому уже, что при этом поднимаются проблемы из числа важнейших в нашей сегодняшней жизни, те, от решения которых в значительной мере зависит наше движение вперёд. И главная из них – хозяйское отношение к жизни, творческое хозяйствование на земле. Именно тут главная забота, главная тема И. Синицына, о чём бы он ни написал.

Родившийся и выросший в соломенной калужской деревушке Букреевке, Иван Синицын был свидетелем и участником того, как возникали и укреплялись на нашей земле новые формы жизни, новые формы хозяйствования. Пройдут годы, и корреспондентом областных газет объездит, а где и пешком исходит будущий писатель родной край, вновь и вновь, по собственным словам, вчитываясь в «невыдуманную книгу о новой жизни, о неизведанных ещё силах человеческих душ, устремлённых за светлой мечтой. И в его писательской судьбе опыт газетчика окажется решающим. Отсюда стремление открыто вмешиваться в жизнь, активно поддерживать в ней передовое, деятельно способствуя его утверждению, стремление быть не свидетелем, а участником того, чем живут люди вокруг. Так и только так возникает та безусловная достоверность рассказа, которой так дорожит И. Синицын: ощущение кровной близости писателю людей, о которых он рассказывает, и издавна знакомых, и недавно повстречавшихся на тропах, что не устаёт торить он по родной земле.

И. Синицын – очеркист, как сказал бы поэт, «по складу своей души, по самой строчечной сути». Но автор книги владеет и словесной живописью, его герои говорят так, что вслушаешься и – видишь их, напряжённо следишь за их судьбой. Однако главное в очерках И. Синицына – биение беспокойной мысли, забирающейся всё глубже и глубже в поисках ответа на вопрос, что сделать, чтобы каждый почувствовал себя хозяином на своей земле. Не работником, у которого одна забота – платили бы деньги, а там хоть трава не расти. Без хозяина, известно, и дом сирота. Да и жизнь не красна.

[3]

Воспитание хозяйского отношения к жизни должно начинаться задолго до того, как человек впервые переступит порог школы. Упустить легко, наверстать упущенное куда труднее. Факты, документы, человеческие судьбы проходят перед глазами читателя, исследуются, ложатся в основание выводов, ради которых и написаны очерки. Писатель добивается точности изображения, но не той, которая отличает фотографию, а иной, рождаемой умением выплавить из суммы фактов истину.

Последнее удаётся писателю прежде всего потому, что истина для него – понятие не абстрактное. За нею – судьбы людей, которые живут бок о бок с ним.

Процесс воспитания человека, который чувствовал бы себя на земле хозяином, начинается в семье, в школе. Здесь определяется круг его интересов и склонностей, а в конечном счёте, место, которое выберет он для себя в жизни. Готов ли он встать в ряды бойцов и строителей или довольствуется ролью потребителя? И. Синицын не предлагает окончательных рецептов. Вместе с авторами адресованных ему писем он размышляет о том, как лучше организовать в условиях сегодняшнего дня воспитание детей. Для этого потребуются совместные усилия и педагогической науки (замечу вскользь: у писателя – да и общественности – серьёзные и весьма обоснованные претензии к ней), и родителей, и всех нас. Но уже сегодня автору книги, как и многим из нас, читателей, ясно одно: человек воспитывается в коллективе и прежде всего – в коллективе трудовом. Таким коллективом должны стать для ребёнка и семья, и школа, только при этом условии справятся они с ответственнейшей задачей воспитания человека, достойного нашей великой эпохи.

Воспитание человека. Что может быть благороднее этой задачи? И труднее тоже. Как часто перекладывается она на чужие плечи, как часто для решения её избираются самые короткие – но верные ли? – пути. И не одна мать, прошедшая нелёгкую жизненную школу, знающая цену труду, с горечью обнаруживает, что её дитя вырастает лентяем, потребителем. Кто виноват в этом? Почему в нашей жизни, где труд как никогда и нигде славен и почётен, ещё вырастают равнодушные даже к собственной судьбе люди?

Вопросы, вопросы... Тревожные, непростые. Они адресованы нам: родителям, школе, педагогической науке. По мнению И. Синицына, недопустимо низка нынче роль семьи в воспитании, ответственность родителей за судьбу своих собственных детей. Педагогическая беспомощность (часто – педагогическая безграмотность), большая загруженность, а более всего душевная леность заставляют иных родителей целиком отдать дело воспитания детей на откуп школе. Самим же и на школьные родительские собрания

[4]

ходить уже не хочется. Как говорят поэты-сатирики: «Нет, наше дело их рожать, а дальше – ваше дело!» И школа делает это своё благородное и – повторю – ох, какое нелёгкое дело, но без родителей ей с ним не справиться. Трудовое воспитание осуществляется в нашей школе повсеместно. Но, положа руку на сердце, всегда ли оно достаточно эффективно? Мало лишь желания и даже знаний. Нужно обладать душевной щедростью, иметь сердце чуткое, способное жить людскими радостями и горестями. О таком человеке, директоре Улановской школы, ныне покойной Софье Петровне Масоновой, рассказывается в одном из очерков И. Синицына.

Улановским учителям было нелегко: пришлось немало поломать голову, приложить немало труда, прежде чем работа – в классе, на пришкольном участке, на колхозном поле – стала для ребят источником подлинной радости. Переворот в их жизни совершается с созданием при школе подсобного хозяйства. Настоящего, – дающего хороший доход.

Результаты своего труда улановские школьники ощутили очень скоро: бесплатное питание в школе, прекрасный школьный интернат, поездки в Москву, наконец, премирование особо отличившихся в работе. А главное – в школе, по словам самих детей, стало интересней, да и учиться кое-как стало просто нельзя. Самым тяжким наказанием становится теперь отстранение от работ.

Писатель не скрывает: детхозу в Улановской школе пришлось столкнуться и с недоверчивым отношением к возможностям юных работников, и с опасениями иных родителей, что их дети будут закабалены работой. Но недоверие и боязнь рассеиваются: по словам председателя колхоза, школа становится неотъемлемой его частью, питомником его кадров. А для самих ребят – родным домом.

Глубоко знаменательно, что специализируется детхоз главным образом на производстве цветочных семян. Выгодное производство, но только ли в этом дело? Дух захватывает при виде пришкольного участка. «Он открывается неожиданным зрелищем: в огненных озёрах тонет сад. Оранжевые, голубые, лиловато-синие, расплеснулись озёра ровными широкими полотнами... И кажется, всё это цветущее царство звенит и поёт».

Звонкие голоса детей, чьими руками выращено это море цветов, перебивая друг друга, звучат в книге. Голоса людей, уже сейчас несущих радость сердцу и глазу. Куда и зачем уходить им с этой земли, где они уже теперь почувствовали себя хозяевами. «Жизнь тут люблю, красоту нашу и простор. Люблю тут делать всё, люблю делать и видеть, как хорошо становится!» – в этих словах выпускницы Нины Киселёвой выражено то, что владеет сердцами её товарищей по Улановской школе.

[5]

Вот они – плоды трудов небольшого учительского коллектива, возглавлявшегося Софьей Петровной. Вновь и вновь возникает на страницах очерка образ школьного директора. Нелёгкое детство, научившее ощущать не только тяжесть, но и радость труда, рано возникшее желание идти к детям учить их, готовить к большой жизни, долгие годы работы в сельской школе. И вот награда за всю её многотрудную жизнь – светящиеся счастьем, радостью глаза улановских ребятишек, вступающих в жизнь с твёрдым осознанием высоких идеалов, которым они уже начинают служить.

Разные, порою весьма трудные судьбы предстают на страницах очерка И. Синицына, ими прежде всего поверяется ценность того, что делается в Улановской школе. Да, учителям здесь приходится работать много, но это труд радостный, без излишнего напряжения. А плоды его – вот они, перед глазами: большой ребячий коллектив сообща вершит все школьные дела, и в этой атмосфере нерадивому, ленивому очень скоро становится не по себе.

Цифры и выкладки, цитаты из документов и писем убедительно доказывают ценность накопленного в Улановской школе. Но, пожалуй, более всего убеждают в этом появляющиеся на страницах очерка сияющие лица ребят, наперебой старающихся рассказать о своей школе, о своих учителях, о работе в школьном саду и на колхозном поле, о счастье чувствовать, что жизнь их полна новым, большим смыслом.

Очерк И. Синицына рождён чувством высокого уважения к тем, на чьих плечах лежит основная тяжесть задачи воспитания людей, которые завтра станут хозяевами своей огромной страны. И со страстью человека, ощущающего нашу общую ответственность за то, каким выйдет в жизнь сегодняшний школьник, обрушивается И. Синицын на равнодушие, инертность, с которыми приходится ещё встречаться и в педагогической среде. Даже в соседних с Улановской школах о работе своих коллег знают понаслышке, а ведь похвастаться этим школам нечем.

Равнодушными не родятся, ими становятся. Писатель убеждён: в каждом человеке живёт творческое начало. И улановские учителя хорошо знают это, и горит-спорится дело в руках ребятишек, светятся радостью глаза сегодняшних школьников, которым завтра быть хозяевами жизни.

Новых теорий в деле воспитания подрастающего человека И. Синицын не выдвигает. Писателя отличает замечательно трезвый, а лучше сказать, практический, взгляд на вещи. И исходит он из тех основ, которые заложены народной педагогикой, трудовой жизнью.  «Надо только, – говорит героиня его очерка, заслуженная учительница республики Елена Николаевна Дерунова, –

[6]

чтобы труд не был бременем, а чтобы ребёнка влекло к нему, чтобы у детей разгоралось желание делать и находить в этом удовлетворение».

В самом деле, просто, а поди ж ты – сколько бьёмся мы сегодня над проблемами трудового воспитания. Сколько хитроумных систем и методов предлагает педагогическая мысль, смело отвергая вчера ещё громогласно провозглашаемые ею же советы и рецепты. Сказать, что всё это напрасно, что воз и ныне там, было бы несправедливо. Делается и сделано много, но уж очень медленно он, этот воз, движется. А время не ждёт, оно торопит: сегодня мы должны сделать больше, лучше, чем вчера, наши дети должны быть сильнее, умнее, наконец, чище душою, чем мы. Как же иначе?

И вот тут-то следует сказать, что с величайшей бережностью и вниманием нужно относиться к тем родничкам, что бьют в российской глубинке, питая души, наполняя силою сердца. Глядишь, школа крошечная и затеряна она в глуши, а всё равно на виду. Заботливо, терпеливо, несуетно делает она своё такое нужное дело – воспитывает человека.

К месту напомнить здесь о подвижниках, которые никогда не переводились на русской земле. И среди учителей, в особенности сельских, сколько было и есть таких, для кого со школой, с учениками связана вся жизнь. Такой была Софья Петровна Масонова, с таким человеком, учительницей начальной школы села Высокого Еленой Николаевной Деруновой встречается читатель в очерке «Питомник «золотых ребят». Кому не известно, что школа призвана воспитывать гармонично развитого человека. Так вот, эта мысль в Высокской школе спокойно и просто претворяется в жизнь. И началось-то здесь с того, что пустырь у школы был превращён в парк, был разбит сад, клумба, а потом ещё одна и ещё, ещё...

Где тут кончается трудовое воспитание и начинается эстетическое, а кроме того – нравственное?

Известно, что в деле воспитания мелочей нет. Нет их для автора очерка. Внимательным взглядом заметит он и буйство цветов на клумбах у школы, и чистоту парковых дорожек, увидит, как, рассказывая о школьном саде, на глазах меняется, словно бы расцветает его маленький серьёзный экскурсовод Шура. А увидев – задумается над тем, как, почему сумела школа изменить судьбу этой девочки, в которой уже было отчётливо начали сказываться черты её матери, «злобной, неряшливой, грубой женщины».

И зоркость эта особого рода, она обусловлена сердечной заинтересованностью писателя в том, что происходит вокруг, как живут, как будут жить люди на родной для него земле.

[7]

Стоит заметить, что в Уланово и в Высокое автор очерков приезжает не в кратковременную командировку. Он подолгу живёт здесь, у него есть возможность воочию увидеть, какие побеги дали те добрые семена, которые заронили в души своих учеников и Софья Петровна Масонова, и Елена Николаевна Дерунова.

Мысли писателя о школе, о воспитании органически вписываются в круг размышлений о сегодняшнем и завтрашнем дне родной земли. Потому-то особенно настойчиво вглядывается он в людей, которых выделяет одна особинка – одухотворённость. Именно это качество воспитывают в своих учениках школы и в Уланове, и в Высоком. Отсюда выходят люди, принимающие в наследство землю, политую потом отцов и дедов.

Судьба земли – в руках людей, которые живут на ней. Что там ни говори, а заставить землю цвести под силу лишь тем, кто – повторю это ещё и ещё раз – чувствует себя здесь хозяином. Чувство это закладывается ещё в детстве, но не благими порывами, а умением дать возможность каждому стать участником большого серьёзного дела. Вырастет такой хозяин – и по плечу ему любые свершения. Об этом умная, нужная книга И. Синицына, проникнутая заботой о том, как вырастить человека, способного сделать нашу землю ещё богаче, ещё краше.

А. КАРПОВ, доктор филологических наук, профессор, проректор Калужского педагогического института, член Союза писателей СССР.

[8]