Глава 4. "Развивающий" лохотрон

Когда говоришь, что школы хуже нашей нет ни в одной цивилизованной стране,— и знаний не даёт и здоровье отнимает,— простодушные граждане, вроде министра просвещения или столичного мэра, недоумевают: “А победы на международных школьных олимпиадах? Разве это не показатель качества образования?” Конечно же, нет! Во-первых, не только побеждают, но и проигрывают, иногда с треском, уступая золото и серебро не только китайцам, венграм, но и сингапурцам. Во-вторых, где это было, чтобы команды на такие олимпиады комплектовались из школьников, которые учатся в обычных школах, а не в физмат-интернатах, куда загодя, со всей страны отбираются самые одарённые подростки? В-третьих, если так рассуждать, то вымирание российских народов, в первую очередь русского и чукотского, вполне можно компенсировать тем, что у нас “самое лучшее в мире метро”, хотя и оно никогда таковым не было и не является — привычные совковые враки.

Прежде, чем высказать свои аргументы, я на всякий случай перечитал интервью, которое дал газете “Педагогический калейдоскоп” Николай Константинов, бессменный капитан советской и российской сборной на международных математических олимпиадах.

Вопрос корреспондентки газеты: “Есть ли связь между олимпийскими победами и общим уровнем образования в стране?” Ответ капитана сборной: “Связь очень косвенная, а отличие — огромное... Некоторые государства тратят колоссальные усилия на подготовку олимпийской команды (6-10 человек). Это Румыния, Америка, Китай (Советский союз и Россия, по понятным причинам, не называются.— В.К.). И если показуха самоцель, тогда объективно оценить уровень образования по итогам этих состязаний невозможно...”[1]

И ниже: “Кстати, я проанализировал данные турниров за последние несколько лет и выяснил: из 1100 столичных школ только сто постоянно участвуют в олимпиадах (не в международных, конечно, а во внутренних.— В.К.). Если же говорить об успешных, ярких выступлениях, из раза в раз отличается только десятка сильнейших. Это на десять миллионов горожан..., хотя средний московский и российский уровень математической подготовки выше американского. Беда (?!) Америки в том, что там к ученикам не предъявляют никаких требований. На олимпиадах (внутренних. — В.К.) предлагают самые лёгкие задачи, исходя из принципа: нельзя травмировать ребёнка трудным[2].

После таких разъяснений простодушные граждане, как правило, опускают очи долу и честно признают поражение. Но “научные психологи”, как уже было показано, простодушием не страдают и поражений не признают, невзирая ни на какие факты. Слова “ребёнок”, “дети”, “здоровье”, “трудоспособность”, “производительность труда”, “качество жизни” для них — пустые абстракции. Свет в окошке у них один — “научная психология”, поскольку она их кормит, поит, обувает и одевает.

Вдохновляясь такой мотивацией, они её будут отстаивать как последний рубеж в своей жизни. Что придумают завтра, сказать не берусь, но сегодня они морочат нам голову “развивающим обучением”: это, мол, раньше мы “намагничивали” электрическим током, но теперь, в “новых условиях”(!) переходим и на новый “энергоноситель”, на это самое “развивающее обучение”. И простодушные родители,— а тщеславные, так те особенно,— снова им верят: кому не хочется, чтобы его ненаглядное чадо выросло умным, постигло все школьные премудрости и сделало успешную карьеру. Эту всеобщую человеческую слабость “научные психологи” знают, пожалуй, лучше всех, лучше, чем самая ушлая цыганка-мошенница. На этой слабости они, собственно говоря, и паразитируют. Бессовестно, нагло и, к великому сожалению, безнаказанно.

Намагничивают”, разумеется, в гимназиях, лицеях, колледжах, в гимназических классах. Обычную школу, классы, где собираются дети с “задержками в развитии”, обходят стороной — не хватает видите ли, подготовленных кадров. Как отборные, элитные (у которых всё “приобретено”, “сформировано”, “новообразовано” и “развито” в момент зачатия) да за баксы, кадров девать некуда, а как обиженные Богом, да к тому же “бесплатные” — кадровый голод. Оно и понятно: если детишки элитные, не страшна никакая проверка. Любой инспектор мгновенно растает от такого созвездия умников и умниц. А “научные психологи” тут как тут: ну вот, сами видите, на что способно “развивающее обучение...” А дети с задержками в развитии”? Какие на них покажешь результаты? Да хоть сам министр приходи — всё равно догадается, что его надувают.

Родители элитных детей поражают наивностью. Ведь по логике вещей не они должны “отстёгивать” халявщикам бешеные деньги, а совсем наоборот: им, папе с мамой, надо платить за то, что они произвели на свет умника или умницу. Я это говорю на полном серьёзе, потому что платит не гимназия, а ректоры университетов, директора НИИ и КБ, банкиры, заводчики, фабриканты, купцы, которые давятся в очереди, чтобы заманить в свой бизнес толковых работников. Они же и саму гимназию должны содержать как пятизвёздочный отель, предварительно зачистив её от “научных психологов”, как Христос вычистил Храм от обнаглевших торгашей.

Читаю рекламную публикацию в “Аргументах и фактах”. Гимназия на 100 человек. Наполняемость классов от 5 до 10 человек. Летом — языковая стажировка за границей. Подготовка к поступлению в 1-й класс в собственном, таком же миниатюрном детском садике. Особенно умиляет информация о питании. Каждый день фрукты, соки, овощи. Повара подвернулись такие, что знают, кому что приготовить: этот не любит рыбный суп, а тому нельзя есть жареное. Вот бы этот принцип выбора вместо стандартизации образовательного меню, вместо уравниловки и принудиловки!

Пока что детишки учатся в начальных и средних классах. Вроде бы и рекламу давать рановато — цыплят-то по осени считают, после окончания школы. Но “развивающие лохотронщики” не дураки. Они всё просчитали и финал им известен как дважды два = четыре. Думаете, это спроста, что они орудуют только в начальных классах? Э, ни! Тут расчёт. Хладнокровный, циничный и рентабельный. У малышни ещё не растрачена врождённая память. Набивай её любыми мудрёными словами — суффиксы, афиксы, префиксы, равенство, неравенство, знак больше, знак меньше, икс, игрек, гравитация, модальность, модуль, диктатура, демократия, конституция,— всё запомнят как магнитная плёнка. А взрослые ЛОХИ, слушая эти слова из уст младенцев, плавятся от умиления: ну разве мы такие были в их годы? Это же “совершенно другие дети”! А читают-то как: семьсот слов в минуту! Обалдеть можно!

В средних и старших классах эти фокусы уже не работают. Как начнут подсчитывать, сколько воды вливаются через одну трубу и сколько выливается из другой, так и “поплыли” в этом чёртовом бассейне. Не спасают никакие спасательные круги (подсказки, шпаргалки, “помощь учителя” — не понимают и всё), а уж тем более “намагниченные способности”. Буль-буль и ко дну.

Кто не знает, сколько хороших  и отличных учеников в первом классе? Пятьдесят, а то и более процентов. Какой должна бы быть тенденция по мере приближения к выпуску? Что за вопрос? Конечно прямо противоположная той, какая бьёт нас по тупой башке из года в год, из десятилетия в десятилетие и ничему не учит: на выходе из школы один отличник и тот замухрышка. А уж как наши медалисты валятся на вступительных экзаменах — и говорить тошно.

В книжных магазинах очередь за шпаргалками, как за столовой колбасой при “коммунизме”. “Все произведения школьной программы в кратком изложении”, “250 новых золотых сочинений”, “100 лучших сочинений на свободную тему”, “Готовые домашние задания”, “Готовые домашние работы” и т.д. и т.п. раскупаются в миг по баснословной цене. И снова тот же вопрос: господа “научные психологи”, что стряслось с “индукционной катушкой”? Почему в нашей школе невозможно учиться без шпаргалок, честно, не обманывая?

Предвидя неизбежность подобных вопросов, научно-психологические лохотронщики спешат как можно раньше распотрошить кошельки родителей, пока те не отошли от гипноза. Начинают в то время, когда ребёнку 2-3 годика, а, набив карманы, смываются восвояси, когда дети заканчивают начальную школу.

Что касается гимназии, о которой восторженно поведали “Аргументы и факты” (кстати, отметим — без фактов и аргументов), то она, конечно, не исключение. Прикиньте сами. Кроме “государственного общеобразовательного стандарта” ещё риторика, элементы логики, информатика, художественно-эстетический цикл, два, а то и три иностранных языка, плюс кое-что другое.  Если такие нагрузки сохранятся (под гарантии “развивающего обучения”!), то боюсь, что гимназисты в прямом смысле слова могут стать “совершенно другими детьми”. Что вместо шикарного отеля, не дай Бог, придётся строить пятизвёздочную психушку. Но пока этим детишкам действительно нет цены. Вкалывают с 9 утра и до 6-7 часов вечера. Да ещё и “уходить не хотят” — верный признак, что — элита, обращаться с которой надо как с редчайшим нежным цветком, а не так, как это делают “государственный образовательный стандарт” и “развивающее обучение”.

Справка: “В старших классах элитных школ сегодня 27 процентов детей употребляют наркотики, в обычных — 12. В сельских — не более трёх процентов[3].

В конце 1990 г., когда агония маразматического советского режима достигла критической точки, в “Правде”(!) появилась статья, автор которой писатель Михаил Шкерин предпринят самую, пожалуй, героическую попытку остановить необратимое и уговорить нас дать коммунистам последний шанс. Поскольку этот эпизод имеет прямое и чрезвычайно характерное отношение к “научной психологии” и “научным психологам”, я просто обязан задержать на нём внимание уважаемого читателя. Читайте и удивляйтесь вместе со мной: “За семьдесят лет после гражданской войны мы наделали немало ошибок. Одна из них, может быть самая существенная (т.е. существеннее, чем полное разорение сельского хозяйства, которое, как известно, является основой всей экономики, безумная милитаризация промышленности во имя экспорта революции,— на которую Запад ответил Гитлером,— чем беспрецедентное истребление интеллигенции ради укрепления власти “гегемона революции”, без которого коммунистический режим сразу лишился бы своей социальной базы, чем подготовка к военному нападению на Германию, чем кукурузные и другие авантюры Хрущёва, чем афганская война, которой предшествовала разорительная гонка вооружений, и т.д. и т.п.— В.К.) — невнимание к выявлению природных способностей и талантов строителей нового общества. Очень, очень было бы кстати уже тогда, в первые годы Советской власти, вспомнить опыты Роберта Оуэна с его “Институтом выработки характеров”. Хорошо бы с малых лет приглядываться к склонностям подростков, подхватывать и развивать эти склонности.

И тогда мы имели бы земледельцев-кудесников, лесников-чудотворцев, кузнецов, умеющих блоху подковать, талантливых механиков, сообразительных, проворных администраторов. И было бы меньше нелепостей, какие с горечью наблюдаем сегодня на полях страны, на заводах и стройках”[4].

И концовка: “На мой взгляд, сейчас нам нужны не “наполеоны” с их амбициями и стихийными порывами, а каждодневный поиск талантливых работников, людей дела”![5]

Если бы “научным психологам” хотя бы толику врождённых способностей автора этих строк! К сожалению, это такая же утопия, как надежда на то, что с помощью “психологических новообразований” у козла можно “сформировать” способность давать молоко, а от наших думцев ждать разработки здравой законодательной базы — губернаторы потому и принимают губернские законы вразрез с федеральными, что иначе сравнение российской “демократии” с дурдомом завтра же покажется высшим комплиментом.

Думаю, что нелишне напомнить и о том, что человеческой природе совсем без разницы, кого из своих насильников скидывать на свалку истории. Демократия в её нынешнем, российском исполнении, разумеется, не исключение.

Дополнение от Яна Амоса Коменского (1592-1670), гениального основоположника научной педагогики и научной психологии: “Чуждое есть то, что несвойственно натуре того или другого ученика. Как у трав, деревьев, животных есть различные природные особенности — с одними надо обращаться так, с другими иначе и нельзя пользоваться для одних и тех же целей всем одинаково,— так существуют подобные же природные способности и у людей. Встречаются счастливчики, которые всё постигают, но нет недостатка и в таких, которые в определённых предметах удивительно непонятливы и тупы. Иной в спекулятивных науках — орёл, а в практической мудрости — осёл с лирой. Иной в музыке туп, а в остальном способен к обучению. У другого подобное положение имеет место с математикой или с поэзией или с логикой и пр. Что здесь делать? Куда не влекут способности, туда не толкай. Бороться с натурой — напрасное дело... И если никого из учеников не будут к чему-либо принуждать против воли, то ничто и не будет вызывать у учеников отвращения и притуплять силу ума; каждый легко будет идти вперёд в том, к чему его (по велению высшего проведения) влечёт скрытый инстинкт и затем на своём месте с пользой послужит Богу и человеческому обществу[6].

Дополнение от Н.А. Ляпуновой, крупнейшего российского генетика, ученицы Н.В. Тимофеева-Ресовского, дочери одного из создателей кибернетики А.А. Ляпунова: “Ограничения, принуждение, давление противопоказаны школе, вузу. То, что все должны учиться одинаковое количество лет и усваивать одинаковый объём знаний, с точки зрения генетики, абсурд. Люди все настолько генетически различны и полиморфизм генетический настолько важное и принципиальное качество человека, что не считаться с этим нельзя. Человеку надо создавать все условия, чтобы он смог наилучшим образом сделать то, что он хочет и что он может. Конечно, начальные классы школы должны быть в очень значительной мере ориентирующими и направляющими. Тут должны работать очень тонкие специалисты, с очень точным медицинским, генетическим и педагогическим чутьём. Педагог обязательно должен почувствовать в ребёнке его индивидуальность. (Кстати, интерес у педагогов к генетике — огромный, поэтому я лично никогда не отказываюсь читать лекции в институте усовершенствования учителей). Сейчас мы сплошь и рядом заставляем ребёнка делать то, что ему несвойственно. И это грозит тем, что его потенциальные творческие возможности никогда не будут раскрыты[7].

 

[1] Дашковская Ольга. Между олимпийскими успехами и уровнем образования в стране почти нет связи... // Педагогический калейдоскоп. 1995, № 24.

[2] Там же.

[3] Фокина Нина. Доза // Труд. 12 июля 2000 г.

[4] Шкерин Михаил. Мы все глядим в Наполеоны...// Правда. 1990, 13 августа.

[5] Там же.

[6] Коменский Я.А. Избр. пед. соч.- М., 1955.- С. 301-302.

[7] Голубева И. Зубр ушёл. Кто придёт? // Учительская газета. 1987, 1 сентября.