Постскриптум

А, может, нам сразу и начать? Направить, к примеру, лично ВВП по письму от каждой семьи. Представляете: 25 миллионов писем на президентском столе! И не хочешь, да заметишь! А если не заметит? Если, как уже случалось, не пожелает внять гласу народа и примет сторону пролетарских чиновников и люмпенских академиков? Если “вертикаль”, т.е. власть государства, поставит выше “горизонтали”, т.е. власти народа, слугой которого он является согласно общественному договору? Тогда ответ один: тихая, мирная, полностью в рамках “диктатуры закона” всеобщая родительская забастовка!

Поясняю. Завтра 1-е сентября, а мы говорит: Ваня, Маша, Коля, Наташа, в школу, которая раздавит тебя “государственным образовательным стандартом” и “единым образовательным пространством”, оглупит “индукционной катушкой”, ты не пойдёшь. Будешь учиться дома (в полном соответствии с законом!), пока дядя президент не отменит головотяпский Закон РФ “Об образовании” и не примет новый, исходя из “Концепции о правах ребёнка”. В оправдание правомерности этого шага, который только с холопской непривычки кажется экстравагантным, а на самом деле является таким же естественным и понятным, как остановка перед красной лампой светофора, огласим не в меру добросовестным отпрыскам статью 32-ю: “Государства-участники признают право ребёнка на защиту от экономической эксплуатации и от выполнения любой работы, которая может представлять опасность для его здоровья или служить препятствием в получении им образования, либо наносить ущерб его здоровью и физическому, умственному, моральному и социальному развитию”. Уведомим их и о том, что “Конвенция о правах ребёнка” была принята Организацией Объединённых Наций в ноябре 1989 года, что в 1990 году её ратифицировал Верховный Совет СССР и что с сентября 1990 года она вступила в действие в Российской Федерации”.

Так что? Покажем пролетарским начальникам нашего детства, кто в школе хозяин? Мы,— народ, мамы и папы, бабушки и дедушки — или отмороженные чурки с глазами, восседающие в чиновных и учёных кабинетах и бесстыдно радеющих только о том, как бы им из сказочно щедрых налоговых льгот для сферы образования,— а льготы эти — наши с вами денежки,— побольше откачать в свою бездонную персональную мошну? Ведь все свои “доктрины”, “концепции”, “стратегии развития”, “проекты” (вроде 12-летки), “прогнозы”, за которые гроша нельзя дать даже в базарный день, они сочиняют исключительно для этой надобности: сначала придумывают (мозговой штурм!) “проблемы”, на которые сто умников не ответят, потом убеждают парламент и правительство в том, что если эти “проблемы” не решить, то небо рухнет на землю, а когда убедят, берут за грудки и нагло вымогают из бюджета дополнительное финансирование.

Так что, нечего охать и ахать: дескать, всё-таки министры и академики, нельзя с ними так грубо. А почему, собственно, нельзя? Они что, из другого теста? Шьют за наши с вами кровные платье голого короля, а мы к ним с изящной прозой и стихами? Да они такие телячьи нежности никогда не понимали и не поймут. У них интересы совсем другие: на одних “развивающих учебниках” миллиарды делают — каждая “проблема”, каждая “доктрина”, каждая “концепция”, каждая “стратегия” влечёт за собой полное обновление “золотой макулатуры”!

Железного Феликса на них нет! Уж он бы их точно образумил. Взыскал бы по полной программе и за то, как они относятся к детям (кто запамятовал, напомню: прозрев после чудовищного кровопролития в Гражданской войне, которая началась после эсеровского покушения на его жизнь, отойдя от марксизма, введя НЭП, Ленин доверил именно Дзержинскому спасение 9 миллионов (!) беспризорных детей и чекисты с этой задачей справились — отсюда и заслуженное звание “друг детей”), и за то, как чванливо воротят нос от “престижной педагогики”, которую Макаренко успел завершить только потому, что и его приютили чекисты в коммуне, которая носила имя Ф.Э. Дзержинского,— балбесы из украинского Наркомпроса, дрожа от страха, за версту обходили её стороной.

“Демократические” горлопаны, конечно, поднимут хай, но я, будь моя воля, сегодня же вернул бы памятник Дзержинскому со свалки “вождей”. И установил бы его. Не на Лубянке, разумеется, которую испоганили пролетарские наркомы Сталина (Дзержинский был образованнейший дворянин, а Ежов с трудом закончил два класса начальной школы), а против окон наробразовского штаба на Люсиновке. Пусть бы каждый день видели и молились Богу, что он всего лишь бронзовый.

В.К.