26 октября 1959 года. 

26 октября 1959 года. 

Помнится это смутное время, как период тяжёлых испытаний для России, для русского народа.  В представлении прошлого  встают эти тягостные дни междуцарствия. 28 февраля 1917 года: ясный, морозный, солнечный день.  Горят пожарные части. По улицам города разъезжают казаки. Захожу на кухню. Там Ираида Аркадьевна с Иришей плачут: их пугает это смутное время, они точно чувствовали, что впереди ждет время ещё более тягостных и длительных испытаний. 

Государственная Дума готовила созыв Учредительного Собрания.  На арену  вышел «Совет рабочих и крестьянских депутатов».  Получилось двоевластие, что немедленно отразилось на фронте.

Как только закончился учебный год, после экзаменов мы уехали в слободу Котовую. На пути мы заехали в город Балашов. Здесь жила сестра Раички – Наталья Аркадьевна с мужем Михаилом  Николаевичем Соловьевым*.  Здесь нам пришлось перенести семейное испытание:  заболел тяжёло Симурка опасной формой дизентерии.  Болезнь длилась долго, ребенок истомился, крайне ослаб.  По ночам мы носили его на руках, еле-еле отходили Симочку: помог хороший врач - Зубковский.  Когда ребенок поправился, мы уехали в слободу Котовую. Лето подходило к концу. Я запросил инспектора семинарии,  А. Н. Стрельникова,  моего товарища по Академии и крёстного Симы, о положении в Петрограде. Он ответил, чтобы я семью оставил там, не привозил пока. Когда положение улучшится, тогда и привезёшь. Раичка с сыном больше не приехала в Петроград, в свою уютную квартиру. Мы с горечью разъединились: я приехал один в опустевшую квартиру. Некоторые преподаватели также поступили. Ученье в семинарии началось, как и раньше. Встал вопрос, как я буду существовать один: надо работать, хозяйничать, ни на минуту не оставляло беспокойство о семье. А Раичка там беспокоилась  за меня.

Наступила для меня время тяжёлых дум, которые томительно и прочно посещали меня в часы свободные от занятий, особенно в длинные, осенние вечера, когда одиночество особенно чувствовалось.  Беспокоился о  семье, их жизни, думалось и о родителях.  Наступило осеннее время.  У Раички и Симочки не было одежды. Мне начальство дало отпуск – спутешествовать к семье. Я собрал все необходимое на осенне-зимний период для семьи, разобрал и положил в корзину на всякий случай бормашину, и выехал в слободу Котовую. Как рады были моему приезду: привез я всё необходимое на первое время.  И нашёл Раичку с  Симой  здоровыми. Спасибо брату – Виктору Аркадьевичу. Он приютил их в своей квартире. С неделю я побыл с семьёй,  но надо было возвращаться к месту службы. С тяжёлой грустью  я оставил семью, пришлось за сотни вёрст опять уехать от неё.