18 июня 1960 года.

18 июня 1960 года.

Пребывание в гостях у дорогой Мамы в Большой Каменке было овеяно и радостью и грустью. Не было уже нашего родного дома, прежнего родного гнезда. От прежней счастливой и полноценной семьи осталась только часть – Мама, тётя, Маня с Геной, не было уж дорогих Папы, Вани.  Большая Каменка была нам чужда, только присутствие дорогих лиц отрадным чувством питало настроение, а когда-то в Каменку, приходя на почту, мы с Ваней чувствовали себя отрадно. Единственным удовольствием, кроме радостных бесед, было для нас с Симой это взобраться на ближайшую гору и посмотреть на окрестности. Погода была дождливая. Сима у меня скучал, в селе ничего привлекательного не было. Как не больно, не грустно было оставлять дорогих лиц, но нужно было собираться в обратный путь. Чуяло сердце точно, что больше я не увижу дорогих Маму и тётю, которые растили и лелеяли меня. Милые лица, дорогие светлые души, как не посильно тяжело оставлять вас в этой скромной бедной обстановке. А к нам в Рудню они ехать не хотели. Близость прежнего места жизни чувствовалась, видимо, родным, а у нас места для них незнакомые. В пяти верстах от бывшего Раковского монастыря была могилка дорогого Папы, с которым Мама прожила счастливую жизнь, и с ним они вырастили и воспитали всех нас. Милый, светлые, бесконечно дорогие души, родные сердца! То чувство, с которым я покидал ставший и мне родным и этот уголок, та хатка, где нашли приют дорогие родные души, было тяжелым. Сима понимал меня.  Дорогая мама с присущей ей твёрдостью, видимо, но с терзанием сердца и слезами, благословила и проводила нас. Даже сейчас, на склоне лет, грустью глубокой на сердце отзываются эти минуты и воспоминания. Как мы от Большой Каменки тогда до Самары добрались, не помню. В Рудню мы доехали хорошо и дорогую Раичку встретили в добром здравии.