27 июня 1960 года.

27 июня 1960 года.

Первое мое знакомство с девятым выпускным классом было настороженное, что называется: учащиеся настроены были узнать, что представляла собой новый преподаватель, а у меня в памяти осело предупреждение, что класс трудной по дисциплине.  Для первого знакомства я остановил внимание учащихся на назначении старшего, выпускного класса для последующих младших товарищей, его большой роли в поддержании порядка в школе, честью которой учащиеся должны дорожить.  Последний год обучения в школе должен быть проведён, особенно в творческой работе.  В жизнь вступать следует с запасом знаний, с серьезностью, деловитостью и с хорошим чувством дружбы и товарищества. С первых же уроков у нас установились хорошие отношения, учащиеся хорошо относились к делу.  В этой школе и я проработал один год, она, помнится, стала по плану Гороно семилеткой. 

Трудно прошел для нас с Симой этот год. Заработок в 19-й школе был незначителен, и я взял уроки математики ещё в школе «Стройуча», которая помещалась далеко на 8-ми рамном заводе*. Заканчивал занятия в школе, и уезжал на 8-ми рамный завод. Возвращался домой часов в 11 вечера. Симурка уже спал, зачастую в одежде, особенно зимой. Наша комнатка не отапливалась, печи не было, на окнах были прямо таки «глетчеры»*.  Приду, спящего сына накрою верхней одеждой. Питались плохо. Столовых было мало, и в них было плохо с продуктами. Небольшой период, впрочем, мы неплохо питались в столовой Дома учёных, но и там нам отказали, столовая сжималась из-за недостатка продуктов. У нас был только один добрый Ангел – Раичка. Она часто присылала из Рудни посылки – плюшки, головки сыра. Получим – это у нас с Симой праздник. Бывало, приду с работы, Сима весёлый – от мамы получена посылка, ну и живём некоторое время. А, вообще-то, трудновато жилось. Угнетала опять эта жизнь врозь: Раичка в Рудне, а мы в Саратове, жильё наше у Русиных было не ладное,  комнатка холодная, да и они уже стали тяготится, кажется, нами. На сча-стье я закрепился на квартирную очередь. Жилищно-Бытовая Комиссия прикрепила меня к ЖАКТу № 6*. Я находил время проводить беседы и лекции в ЖАКТе для граждан, вёл общественную работу. Помню мы с Симой 2-го мая 1931 года сидели на Соколовой горе и обсуждали вопрос, как нам устроить, чтобы маму взять в Саратов. Мы подыскивали комнату, где бы могли жить все вместе. И вот 4 мая я иду по Ленинской улице, а меня окликнул председатель ЖАКТа, Федоров: «Свечников, зайдите в ЖАКТ, получите ордер на квартиру». Захожу и получаю ордер на квартиру номер 1 дома номер 24 по Вознесенской улице. Как рад был Сима.  Так это было неожиданно. Моя работа в ЖАКТе оправдалась.