3 января 1961 года

3 января 1961 года

Может быть, читателю этих записок покажется, что мы каждое лето всегда приезжали в Рудню, словно нам куда-либо на лето нельзя было уехать. Возможно, что мы не  всегда могли в одно время получать отпуск. А в далёких моих милых «палестинах» в бывшем Самарском крае уже никого не осталось, и дорога туда залегла лишь в дорогих воспоминаниях. Сохранилось в памяти, как промелькнувшее яркое время, осталось, как светлое пережитое. В дальние края путешествовать было мало времени и средств, а здесь в Рудне всё было своё, знакомое, свой дом и место, к которому мы привыкли. А для Симы здесь прошло его детство и отрочество, ему особенно было там приятно. Расположение Рудни и её окрестностей было удобно и издавна знакомо. Вот эти причины всегда охотно звали нас поехать в Рудню, где каждый уголочек мы знали. С ружьём или с фотоаппаратом уходили мы с Симой далеко по разным маршрутам. И всё нам вокруг знакомо, всё мы в своих местах знали. Лето пролетит быстро, незаметно, а для отдыха хорошо, ведь ничто так положительно не влияет на впечатление, как разность переживаний. Ничто ведь так не утомляет, как однообразие жизни, а тут дорога туда обратно, и приятно проведённое время. А мы умели с нашими «квартирантами» хорошо и разнообразно провести время.

Но здесь я должен, вспомнить грядущее время, с тяжелой грустью и скорбью сказать, что это лето 1940 года было последнее, более оно не повторялось. Хорошо было и то, что мы тогда не ведали, не знали, «что день грядущий нам готовит», и это было хорошо. Мы собрались, и с лёгким сердцем поехали. Всё было как прежде.

Когда собрались возвращаться в Саратов, нас семья Орловых проводила по памятной шоссейке на вокзал. Расстались мы с добрыми пожеланиями, что опять мы встретимся следующим летом в Рудне. Приехали мы на знакомую станцию Ильмень, пришёл поезд, и мы поехали в Камышин. Путь был свой, знакомый. Мы из окна вагона долго смотрели на место, нами оставляемое. И вот Рудня скрылась, и надолго.